Скоморошины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Небылица про льдину

Во стольнём во городе во Туесе1),
За сильней стеной было за жорновом,
Серьди было моря ище синего,
Была тут-де льдина нонь великая,
На ей был городовоёт хозяин-от,
Нековды эта льдина-та не таела.
Серьди лета это было ё Петрова дни,
Тогда эта льдина-та ростаела,
Потонул городовоёт хозяин-от,
Да не стало во городе хозяина,
Да не стало во Туесe управителя.
Роздралисе невески со золовками,
Тима нонь саблями всё лопатами,
Тима ле щиками все юхватами,
Буёвыма палицьми мутовками,
Питья-ти ле ества они в полон взяли,
Пироги, это ле шаньги во полон взяли,
Пресно-то молоко ёни пролили,
Пресно-то молоко-то на юход ушло.
Бежит как караблицок из-за моря,
Не чернёной караблицок не кочёрненой,
Хорошо был караблик изукрашеной,
Да нос-от корма да по звериному,
Ищэ хоботы мецёт по змеиному,
На носу-ту стоит росматривщицок,
На кормы-то сидит ищэ росправщицок,
Середи как караблицька роспорядчицок:
Серой-от волк стоит розсматриват,
Да бык-от сидит ищэ прнправливат,
Медведь-от сидит роспоряжаитце,
Да заюшко тут бицевой бежит,
Лисичка из-за куста выглядыват,
Как бы зайка укрась, как бицеву сорвать.

«Былина представляет собою соединение пародии и небылицы,– отмечал В.Я. Пропп.– В основе пародийной части лежат, возможно, не сохранившиеся в русской эпической традиции сюжеты о борьбе поляниц-богатырш. В пародии рассказывается о некоем городе, которым управляла княгиня-льдина: со «смертью» льдины, растаявшей весной, между обитательницами города происходят раздоры, которые выливаются в целое побоище. Как обычно в русских былинных пародиях, это побоище изображается как кухонная драка».

Но помимо эпических мотивов – предполагаемых или явных – в этой небылице отражены черты чисто северные, беломорские. Это само таяние льдины на Петров день (29 июня), описание побоища щиками-юхватами (штыками-ухватами) и палицами-мутовками (палками для взбалтывания), а главное – описание черненого, изукрашенного поморского корабля, на носу которого «росматривщицок» – серый волк, на корме «росправщицок» – бык, а в середине «роспорядчицок» – заяц.

«Небылица про льдину» записана Н.Е. Ончуковым от одного из представителей знаменитого печорского рода сказителей Чупровых Григория Ивановича Чупрова (Печорские былины, № 41).


1) Туес – берестяной короб.