Скоморошины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Вавило и скоморохи

У цесной вдовы да у Ненилы
А у ней было цядо Вавило.
А поехал Вавилушко на ниву
Он веть нивушку свою орати,
Ишша белую пшоницю засевати:
Родну матушку хоцё кормити.
А ко той вдовы да ко Ненилы
Пришли люди к ней веселые,
Веселые люди не простые,
Не простые люди, скоморохи.
– Уш ты здрастуёш, цесна вдова Ненила!
У тя где цядо да нынь Вавило? -
– А уехал Вавилушко на ниву
Он веть нивушку свою орати,
Ишша белую пшоницю засевати:
Родну матушку хоце кормити.–
Говорят как те веть скоморохи:
– Мы пойдём к Вавилушку на ниву;
Он не идёт-ле с нами скоморошыть? –
А пошли к Вавилушку на ниву:
– Уш ты здрастуёш, цядо Вавило,
Тибе нивушка да те орати,
Ишша белая пшониця засевати,
Родна матушка тибе кормити! -
– Вам спасибо, люди весёлые,
Весёлые люди, скоморохи;
Вы куды пошли да по дороги? -
– Мы пошли веть тут да скоморошыть;
Мы пошли на инишшоё цярьсво
Переигрывать царя Собаку,
Ишше сына его да Перегуду,
Ишша зятя его да Пересвета,
Ишша доць его да Перекрасу.
Ты пойдём, Вавило, с нами скоморошыть! –
Говорило то цядо Вавило:
– Я веть песен петь да не умею,
Я в гудок играть да не горазён.-
Говорыл Кузьма да со Демьяном:
– Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой во переладец;
А Кузьма з Демьяном припособит.-
Заиграл Вавило во гудоцик
А во звоньцятой во переладець,
А Кузьма з Демьяном припособил.
А того веть цяда у Вавила
А было в руках-то понюгальцё1)
А и стало тут погудальцё;
Ишша были в руках у его да тут веть вожжи –
Ишша стали шелковые струнки,
Ишше то цядо да тут Вавило
Видит, люди тут да не простые,
Не простые люди-те, светые;
Он походит с има да скоморошить.
Он повёл их да веть домой жа.
Ишша тут цесна вдова да тут Ненила
Ишша стала тут да их кормити.
Понесла 'на хлебы-те ржаные -
А и стали хлебы-те пшоные;
Понесла 'на куру-ту варёну -
Ишша кура тут да веть взлетела,
На пецьней столб села да запела.
Ишша та вдова да тут Ненила
Ишша видит, люди тут да не простые,
Не простые люди-те, светые,
И спускат Вавила скоморошыть.
А идут скоморохи по дороги.
На гумни мужык горох молотит.
– Тобе бох помошь, да веть кресьянин,
На бело горох да молотити! -
– Вам спасибо, люди весёлые,
Весёлые люди, скоморохи;
Вы куда пошли да по дороги? -
– Мы пошли на инишьшоё цярьсво
Переигрывать царя Собаку,
Ишша сына его да Перегуду,
Ишша зятя его да Пересвета,
Ишша доць его да Перекрасу.-
Говорыл да тот да веть кресьянин:
– У того царя да у Собаки
А окол двора да тын залёзной,
А на кажной тут да на тыциньки
По целовецей-то сидит головки,
А на трёх веть на тыцинках
Ишша нету целовецих-то тут головок;
Тут и вашим-то да быть головкам.-
– Уш ты ой еси, да ты кресьянин!
Ты не мог добра нам веть (и) здумать,
Ишша лиха ты бы нам не сказывал.
Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой во переладець;
А Кузьма з Демьяном припособят.-
Заиграл Вавило во гудоцик,
А Кузьма з Демьяном припособил:
Полетели голубята-ти стадами,
А стадами тут да табунами;
Они стали у мужика горох клевати.
Он веть стал их тут кицигами2) щыбати;
Зашибал, он думат, голубят-то,–
Зашибал да всех своих ребят-то.
– Я веть тяшко тут да согрешыл веть:
Ети люди шли да не простые,
Не простые люди-те, светые,–
Ишша я веть им да не молилса.-
А идут скоморохи по дороги.
А на стрецю им идё мужык горшками торговати.
– Тобе бог помошь да те, кресьянин,
Ай тибе горшками торговати! -
– Вам спасибо, люди весёлые,
Весёлые люди, скоморохи;
Вы куды пошли да по дороги? -
– Мы пошли на инишыпоё цярьсво
Переигрывать царя Собаку,
Ишша сына его да Перегуду,
Ишша зятя его да Пересвета,
Ишша доць его да Перекрасу.-
Говорыл да тот да веть кресьянин:
– У того царя да у Собаки
А окол двора да тын залезной,
А на кажной тут да на тыциньки
По целовецей-то седит головки,
А на трёх-то веть на тыцыньках
Нет целовецих да тут головок;
Тут вашим да быть головкам.-
– Уш ты ой еси, да ты кресьянин!
Ты не мог добра да нам веть здумать,
Ишша лиха ты бы нам не сказывал.
Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой во переладець;
А Кузьма з Демьяном припособит.-
Заиграл Вавило во гудоцик
А во звоньцятой во переладець,
А Кузьма з Демьяном прыпособил:
Полетели куропкй с ребами,
Полетели пеструхи с цюхарями,
Полетели марьюхи с косяцями3);
Ишша стали мужику-то по оглоблям-то садитьсе.
Он веть стал тут их да бити
И во свой веть воз да класти.
А поехал мужык да в городоцик,
Становился он да во редоцик,
Розвезал да он да свой возоцик,–
Полетели куропки с ребами,
Полетели пеструхи с цюхарями,
Полетели марьюхи с косяцями.
Посмотрел во своём-то он возоцьку,–
Ишше тут у его одны да церепоцьки.
– Ой! я тяшко тут да согрешил веть:
Ето люди шли да не простые,
Не простые люди-ти, светые,–
Ишша я веть им-гот не молилса.-
А идут скоморохи по дороги.
Ишша красная да тут девиця,
А она бильё да полоскала.
– Уш ты зрастуёш, красна девиця,
На бело холсты да полоскати! -
– Вам спасибо, люди весёлые,
Весёлые люди, скоморохи;
Вы куды пошли да по дороги? -
– Мы пошли на инишыпоё цярьсво
Переигрывать царя Собаку,
Ешше сына его да Перегуду,
Ешше зятя его да Пересвета
Ешше доць его да Перекрасу.–
Говорыла красная девиця:
– Пособи вам бох переиграти
И того царя да вам Собаку,
Ишша сына его да Перегуду,
Ишша зятя его да Пересвета
А и доць его да Перекрасу.-
– Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой во переладець;
А Кузьма з Демьяном припособит.-
Заиграл Вавило во гудоцик
А во звоньцятой во переладець,
А Кузьма з Демьяном припособил.
А у той у красной у девици,
А были у ей холсты-ти веть холшовы,
Ишша стали шелковы да атласны.
Говорыт как красная девиця:
– Тут люди шли, да не простые,
Не простые люди-те, светые,–
Ишша я веть им да не молилась.–
А идут скоморохи по дороги,
А идут на инишьшоё цярьсво.
Заиграл да тут да царь Собака,
Заиграл Собака во гудоцик
А во звеньцятой во переладец,–
Ишша стала вода да прыбывати:
Ишша хоцё водой их потопити.
– Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой в переладець;
А Кузьма з Демьяном прыпособит.-
Заиграл Вавило во гудоцик
И во звоньцятой во переладець,
А Кузьма з Демьяном припособил:
И пошли быки-те тут стадами,
А стадами тут да табунами,
Ишша стали ваду да упивати;
Ишша стала вода да убывати.
– Заиграй, Вавило, во гудоцик
А во звоньцятой во переладець;
А Кузьма з Демьяном припособит.-
Заиграл Вавило во гудоцик,
А во звоньцятой во переладець,
А Кузьма з Демьяном прыпособил:
Загорелось инишьшоё цярьсво
И сгорело с краю и до краю,
Посадили тут Вавилушка на цярьсво.
Он привёз веть тут да свою матерь.

Скоморохи, как и калики перехожие, тоже создали апологию своего искусства – былину «Вавило и скоморохи», смысл которой сводится к тому, что они не простые люди, скоморохи, их искусство может творить чудеса, они могут переиграть царя Собаку и возвести на престол своего Вавилу.

Замечательно воссоздана в былине игра в скомороший гудочек. Только нужно учитывать при этом, что гудок – вовсе не дудка, а трехструнная древнерусская скрипка, которую гудошники держали не на плече, а на колене. В былине скоморохи Кузьма с Демьяном предлагают чаду Вавиле присоединиться к ним, стать скоморохом, на что он отвечает:

 

Я веть песён петь да не умею,

Я в гудок играть да не горазён.

И тогда происходит чудо: Кузьма с Демьяном начинают играть и в руках Вавилы понюгальцё – погонялка, пастуший кнут превращается в смычок (а и стало тут погудалъцё), а обыкновенные крестьянские вожжи превращаются в струны (ишша стали шелковые струнки). Вавило своей игрой на этом импровизированном инструменте начинает творить чудеса...

Былина «Вавило и скоморохи» (в первоисточнике «Путешествие Вавилы со скоморохами») известна в единственном варианте, записанном А.Д. Григорьевым, а позже О.Э. Озаровской от Марии Дмитриевны Кривополеновой. Случай уникальнейший в истории фольклористики.

Текст публикуется по первой записи 1900 года: Григорьев А.Д. Архангельские былины, т. 1, № 85.


1) Понюгальцё – кнут, погонялка.

2) Кичига – молотило, верхняя часть цепа.

3) Пеструхи – тетера; марьюхи – полевая птица; косачи – польник, полевая птица. (Объяснение сказительницы.)