Скоморошины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Терентий-муж

В стольном Нове-городе,
Было в улице во Юрьевской,
В слободе было Терентьевскои,
А и жил-был богатой гость,
А по именю Терентишша.
У нево двор на целой версте,
А кругом двора железной тын,
На тынинки по маковке,
А и есть по земчюженке;
Ворота были вальящетыя,
Вереи хрустальный,
Подворотина – рыбеи зуб.
Середи двора гридня стоит,
Покрыта седых бобров,
Потолок черных соболей,
А и матица-та валженая,
Была печка муравленая,
Середа была кирпичная1),
А на середи кроватка стоит,
Да кровать слоновых костей,
На кровати перина лежит,
На перине зголовье лежит,
На зголовье молодая жена Авдотья Ивановна.
Она с вечера трудна-больна,
Со полуночи недужна вся:
Расходился недуг в голове,
Разыгрался утин2) в хрепте,
Пустился недуг к серцу,
А пониже ея пупечка
Да повыше коленечка,
Межу ног, килди-милди.
Говорила молодая жена Авдотья Ивановна: –
А и гои оси, богатой гость,
И по именю Терентишша,
Возми мои золотые ключи,
Отмыкай окован сундук,
Вынимай денег сто рублев,
Ты поди дохтуров добывай,
Волхи-та спрашивати.-
А втапоры Терентишша,
Он жены своей слушелся,
И жену-та во любви держал.
Он взял золоты ее ключи,
Отмыкал окован сундук,
Вынимал денег сто рублев
И пошел дохтуров добывать.
Он будет, Терентишша,
У честна креста Здвиженья3),
У жива моста калинова
Встречю Терентишшу веселый скоморохи.
Скоморохи – люди вежлевыя,
Скоморохи очесливыя
Об ручку Терентью челом:
– Ты здравствую, богатой гость,
И по именю Терентишша!
Доселева те слыхом не слыхать,
И доселева видом не видать,
А и ноне ты, Терентишша,
И бродишь по чисту полю,
Что корова заблудящая,
Что ворона залетящая.-
А и на то-то он не сердитца,
Говорит им Терентишша:
– Аи вы гои, скоморохи-молодцы!
Что не сам я, Терентеи, зашол,
И не конь-та богатова завес,
Завела нужда-бедность б.....
У мене есть молодая жена
Авдотья Ивановна,
Она с вечера трудна-больна,
Со полуночи недужна вся:
Расходился недуг в голове,
Разыгрался утин в хрепте,
Пустился недуг к сердцу,
Пониже ее пупечка,
Что повыше коленочка,
Между ног, килди-милди,
А хто бы-де недугам пособил,
Хто недуги бы прочь отгонил
От моей молодой жены,
От Авдотьи Ивановны,
Тому дам денег сто рублев
Без единыя денешки.-
Веселыя молодцы догадалися,
Друг на друга оглянулися,
А сами усмехнулися:
– Аи ты гои еси, Терентишша,
Ты нам что за труды заплатишь? -
– Вот вам даю сто рублев! –
Повели ево, Терентишша,
По славному Нову-городу,
Завели ево, Терентишша,
Во тот во темнои ряд,
А купили шелковой мех,
Дали два гроша мешок;
Пошли оне во червленнои ряд,
Да купили червленой вяз,
А и дубину ременчетую –
Половина свинцу налита,
Дали за нее десеть алтын.
Посадили Терентишша
Во тот шелковой мех,
Мехоноша за плеча взял.
Пошли оне, скоморохи,
Ко Терентьеву ко двору.
Молода жена опасливая
В окошечко выглянула:
– Аи вы гои еси, веселыя молодцы,
Вы к чему на двор идете,
Что хозяина в доме нет? –
Говорят веселыя молодцы:
– А и гои еси, молодая жена, Авдотья Ивановна,
А и мы тебе челобитье несем
От гостя богатова,
И по имени Терентишша! –
И она спохватилася за то:
– Аи вы гои еси, веселыя молодцы,
Где ево видели,
А где про ево слышали? -
Отвечают веселыя молодцы:
– Мы ево слышали,
Сами доподлинна видели
У честна креста Здвиженья,
У жива моста калинова,
Голова по собе ево лежит,
И вороны в жопу клюют.–
Говорила молодая жена Авдотья Ивановна:
– Веселыя скоморохи!
Вы подите во светлую гридню,
Садитесь на лавочки,
Поиграйте во гусельцы
И пропоите-ка песенку
Про гостя богатова,
Про старово б...... сына,
И по именю Терентишша,
Во дому бы ево век не видать! -
Веселый скоморохи
Садилися на лавочки,
Заиграли во гусельцы,
Запели оне песенку.
«Слушай, шелковой мех
Мехоноша за плечами,
А слушай, Терентеи-гость,
Что про тебя говорят,
Говорит молодая жена Авдотья Ивановна
Про стара мужа Терентишша,
Про старова б...... сына:
«Во дому бы тебе век не видать!»
Шевелись, шелховои мех
Мехоноша за плечами,
Вставай-ка, Терентишша,
Лечить молодую жену!
Бери червленой вяз,
Ты дубину ременчетую,
Походи-ка, Терентишша,
По своей светлой гридни
И по середи кирпищетои
Ка занавесу белому,
Ко кровати слоновых костей,
Ко перине ко пуховыя,
А лечи-ка ты, Терентишша,
А лечи-ка ты молоду жену
Авдотью Ивановну!»
Вставал же Терентишша,
Ухватил червленой вяз,
А дубину ременчетую –
Половина свинцу налита,
Походил он, Терентишша,
По своей светлой гридне
За занавесу белую,
Ко кровати слоновых костей.
Он стал молоду жену лечить,
Авдотью Ивановну:
Шлык4) з головы у нея сшиб,
Посмотрит Терентишша
На кровать слоновых костей,
На перину на пуховую,-
А недуг-ат пошевеливаитца
Под одеялом соболиныем.
Он-та, Терентишша,
Недуга-та вон погнал
Что дубиною ременчетою,
А недуг-ат непутем в окошко скочил,
Чуть головы не сломил,
На корачках ползает,
Едва от окна отполоз.
Он оставил, недужишша,
Кавтан хрушетои камки,
Камзол баберековои5),
А и денег пять сот рублев.
Втапоры Терентишша
Дал еще веселым
Другое сто рублев
За правду великую.

Чистых скоморошин сохранилось лишь несколько. Правда, существует предположение (такова версия А.А. Горелова и некоторых других советских исследователей), что весь «Сборник Кирши Данилова» -это выдающийся литературный памятник русских скоморохов, а сам легендарный Кирша Данилов – певец-скоморох, записавший свой собственный репертуар. И действительно, добрую половину песен «Сборника Кирши Данилова» можно отнести к скоморошинам или скоморошьим обработкам былинных сюжетов. «Щелкан Дудентьевич», «Мастрюк Темрюкович», «Агафонушка», «Старец Игренищо», «Чурилья-игуменья» – все это классические скоморошьи былины. Но есть в сборнике и типичные скоморошины. Одна из них – «Про гостя Терентишша» («Терентий-муж»).

«Нет сомнений,– отмечают современные исследователи Ю.И. Смирнов и В.Г. Смолицкий,– что скоморошина о госте Терентище – сравнительно поздний пересказ распространенной бытовой сказки о неверной жене... В отличие от скоморошины в сказке обман неверной жены обычно разоблачают батрак, солдат, прохожий, а не скоморохи. Это дает лишнее основание считать остроумную былинную обработку популярного сказочного сюжета творчеством веселых скоморохов».

Текст публикуется по изданию: Сборник Кирши Данилова, № 2


1) Дается сатирическое описание зажиточного купеческого двора: ворота вальящетыя – из литого железа; вереи хрустальныя – столбы, на которые навешиваются ворота; подворотина – рыбеи зуб – доска, которой закрывается дырка под воротами; середи двора гридня стоит – особое помещение при княжеских дворах, в которых проводили время князь с дружиной; матица-та валженая – центральная балка, на которую настилается потолок, из многолетней лиственницы; была печка муравленая – покрытая глазурью; середа была кирпичная – передний, гостиный угол избы.

2) Утин – прострел в пояснице.

3) В былине-скоморошине приводятся реальные названия улиц средневекового Новгорода: В столном Нове-городе, было в улице во Юрьевской.., У честна креста Здвиженья, у жива моста калинова. Причем топография довольно точна: церковь Воздвижения находилась в Новгороде именно на Юрьевской улице

4) Шлык– женский головной убор, род повойника (стеганая высокая шапочка, по которой повязывается платок)

5) Баберековый – из шелковой ткани с золотыми или серебряными узорами