Былины Киевского цикла

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Соловей Будимирович

Из-за моря, моря синево,
Из-за синево моря Халынскаво
Выходило тут двенадцеть чёрных караблей 1).
Подходили те карабли ко городу ко Киеву,
Заходили они под самой дворец да всё ведь княжеськой.
Хорошо-то ети карабли очунь были да убраны,
Они убраны были, все позолочены,
Дорогима'ни товарами да нагружоны-ти;
Ишше разны-ти товары всё заморскии,
Разны матерьи-ти были шелковые,
Разны атласы были, бархаты,
Ише находилса груз да красно золото,
Находилось во грузу да чисто серебро,
Ише ведь было в караблях каменьё драгоценное;
Разны мехи были – для зимы-то шить на шубы – разные.
Он скоро выкинывал-то те мосты дубовые
Как со своих караблей чернёных-то,
Он мосьтил-то'вёрх до дворца-то вплоть до князева,
Выстилал-то он сукна разныя заморьские;
Он ведь нёс в подарки мису перьво красна золота,
Что вторую – чиста серебра,
Что третьюю мису-ту каменья-та драгоченного;
Ещо-то нёс в подарок князю всё Владимиру
Ише тех разных мехов заморьских-то,
А кнеине Апраксейне всё матерьи нёс на платье всё шолковой-то.
Заходил-то он скоро ко князю на широкий двор,
Он допросил-то всех его придворьников,
Чтобы доложили об ево приходи князю Владимеру,
Ему льзя ли да зайти в его палаты кнеженесьскии.
Не ослышились князя придворьники,
Оне пошли скоро-то князю всё доложили
О ево да всё приходе-то;
Как бегут-то они скоро-то с изьвестиим:
– Вас просил-то ведь Владимир, велел низко кланетьце;
Заходи ты в ево полаты-ти кнеженевьския.-
Как пошол скоро Соловей сын Соловьев-от,
Он заходит-то в полату кнеженесьскую;
Он ведь молитце ведь тут Спасу пречистому,
Он ведь здраствуёт-то он с князем Владимером.
Подаёт-то он ему да ручку правую,
А княгине подаёт да ручку левую;
Во вторых-то, подаёт ему подарки в подареньице.
За такия-ти подарки очунь важныи
Что скакал-то князь Владимир на свои-ти ножки резвыя,
Подьвигал да свой ведь стул он рыта бархата,
Он садил-то дорога госьтя приежжого,
Сам сказал ему-то он да такую-ту речь:
— Я не знаю, чем буду тебя да всё отдаривать;
Как мне тибя красным золотом дарить, да у тибя-то своего да очунь много-то;
Подарю-то я тибя разьве, в подарок тибе всё поздраствую,-
В каждом городи торгуй без дани-пошлине,
Хоть во Киеви торгуй, хочь во Черни-горе; –
Везьде тебе всё воля вольняя.
Хоть ты где-ка хошь, туда и населяйсе-ко,
Ты бери себе в подарок города, которы подо мной-ту есь.-
— Ненадоть мне твоих разных городов всё в подарке-то;
Ты дай мне только, князь, да дозволеньицо,
Дай мне-то матушки сырой-земли состроить себе дворец хрустальнёй-от.-
— Тебе даю я всё да дозволеньице;
Ты построй ево, куда желаешь-то –
Хоть возьлё мой дворец княженеськой-от.-
— Я желаю-то построить себе дворець да во твоём-то, князь, да зеленом саду;
Как во том саду да во зелёном-то
Растут-то всяки дрёва-ти прекрасные.
Не ради я гулянки хочу двор состроить-то,—
Для того, чтобы мне видать в саду твою племянницу
Что ведь молоду Забаву дочь Путятичну.—
Ишше строил скоро он дворець хрустальнии,
Изукрасил он его да красным золотом,
Снаредил его каменьём драгоценным-то.
Как в одну-то пору-то, время к вечеру,
Когда пошло-то красно-то солнышко к закату-ту,
Захотелось тут ведь красной девице,
Что молодой Забавы дочь Путятичне,
Погулять-то ей да в зеленом саду;
Не гулять-то ей, девицы, захотелосе,—
Посмотрять-то дворца да всё Соловьева.
Она просит-то дозволенья у своего дяденьки родимого,
Что у князя всё да у Владимира.
Как даёт-то князь её да дозволеньицо:
— Ты иди, иди, любяшшая мила племянница,
Что молода Забава дочь Путятична,
Сходи ты разгуляйсе в зеленом саду;
Смотри же ты, племяньница, ты много не загуливайсе:
Что есь во Киеви народу-то ведь всяково:
Езь живут которы в Киеви – народ-от наш, всё киевский;
Тово боле-то у нас есь приежаюшых,—
Чтоб не подсмотряли 'не тибя, да красна девица.
И ты не пой-косе, Забава, весёлых песен да заунывных-то,
Не примани своима песьнеми удалых добрых молодцов,
Ты своих богатырей да всё ведь киевских,
Ишчё не прельстились на тибя приежаюшши.—
Тут-то скоро ведь князь-от вышол из её-то он из комнате,
Он пошол-то, будьте с нею роспростилсэ-то:
— Ты гуляй, моя племяньница, да всё погуливай;
Тибе пусьть твоя гулянка пощестливит-то.-
Тогды скоро-то Забава снарежаласе,
Поскорее-то она да одеваласе,
Она пошла-то скоро в зелен сад гулять;
Не очунь долго в саду она гуляла-то,
Она пошла скоро к дворьцу да к Соловью-то ведь,
Подошла-то ко окошечку его косисьчету,
Становилась она, что послушала;
Что во перьвой-то ево да было комнате –
Как слышит – бречит-то что-то, сыплетце.
Подошла она да ко второй ко комнати;
Во второй-то, слышит, комнате
Тут читат-то ево матушка молитвы-ти,
Всё читат она да богу молитце.
Подошла она да к третьей комнате;
В той сидел-то комнате да Соловей-от как,
Он наигрывал всё во струну-ту,
Росьпевал-то песьни разные.
Увидал он ей тут красну девицу,
Он ведь ставал скоро со стула рыта бархата.
Выходил он тут да во зелёной сад.
Он просил-то зайти к себе Забаву-ту Путятичну:
— Ты пойдём ко мне в полаты-ти, зайди-ко посмотри у мня,
Хорошо ли оне у мня убраны.-
Тут стоит Забава, прироздумалась,
Не знат, ли посетить ево, не посетить ево;
Роздумалась она своим умом-то ведь:
— Я схожу, зайду к нему да посмотрю-то ведь
Как ево-то строенья, в доми убранства-та.-
Заходила'на к ему в ево высоки комнате;
Он садил ей на стул да рыта бархата,
Наносил-то ей ведь всяких разных сладосьтей:
— Много времени я жил ведь всё ведь на сьвете,—
Не видал я таких людей хороших-то,
Как ведь вас, Забава дочь Путятична.
Изьвините-ткосе, што я вам всё скажу-то ведь:
Я хочу на вас ведь свататьце у дядюшки;
Вы жалаите ли за меня итти в супружесьтво?
Вы ведь ответьте-тко, дайте мне скорой ответ.-
Тут Забава испугаласе,
Горючьми слезьми да обливаласе;
Она ставала скоро со стула рыта бархата,
Благодарила ево, сама скоро вон пошла.
Пришла она не очунь весела;
Заметили все ей тут няньки, мамке-то:
— Отьчево сегодьне у нас Забава невесёлая,
Что сь ней тако да приключилосе? -
Донесьли об том-то дяденьки родимому,
Тому ли князю всё ведь киеському Владимеру.
Приходит к ней её ведь дяденька родимой-от,
Он спрашиват у ей да всё выспрашиват:
— Очево севодьне у меня, племяньница, ты очунь скучная?
Кто тебе в глаза разьвё да насмеялсэ-то? –
Отвечат-то тут Забава дочь Путятична:
— Что некто мне в глаза не насмеялсэ-то,
Некто не ис твоих не из богатырей;
Насьмеялсэ надо мной да Соловей-от всё:
Во глаза-ти мне, да красной девицы,
Говорил-то мне он всё да о супружесьтве.—
Отвечат-то ей да князь Владимер-от:
— Это не смеялса, говорил он правду-исьтену.
Ежель станет у меня да он ведь свататьца,
Я отдам тебя за ево, Забава дочь Путятичня.-
Сам ведь вышел скоро князь-от от племяньницы;
Вдруг идёт-то Соловей к ему да на широкой двор,
Проходил скоро в полаты княженесьския,
Доступал он до князя до Владимира.
Говорит князь таковы речи:
— Ты садись-ко, мой да дорогой-от госьть.-
— Не сидеть к тебе я, князь, пришол-то ведь,
Я пришол к тебе да сватом свататцэ
На твоей ли на племяньницы.
Ты отдай за мня Забаву-ту Путятичну.-
Покатились тут из глаз князя горючи слезы;
Он ставал скоро-то, князь, да на резвы ноги,
Тут подал князь ему да ручку правую,
Он просватал тут Забаву-ту Путятичну.
Говорит Соловей да таковы речи:
— У нас пушай будет свадба через месяц-от;
В ту пору я ведь съежжу за синё море,
За синё море да в свою родину,
Роспродам там свое я именьицо.-
Тут он скоро-то как с князем роспрошалсэ-то,
Отправлялсэ он за море на трёх на чёрных караблях.
Как прошла-то ета славушка по всей земле,
Дошла-то ета слава до неверной до земьле,
Что Забава на Руси-то 'на засватана.
Тут скоро собиралсэ царь неверной-эт,
Ишше тот ли всё царишшо Грубиянишшо:
— Что нет теперь во Киеве да Соловья-та как,
Как сильнево-то руськово богатыря.-
Отправлялсэ на дьвенадцети да чёрных караблях
Итьти войной под князя Владимера,
Сам он, неверной царь, да похваляитце:
— Я повыжгу-то весь красной Киев-град,
Я князя-то Владимера – сказьню ему да буйну голову,
Ежли не отдаст за меня взамуж племяньницы.-
Он пошол-то скоро царь на чёрных караблях,
Заходил он скоро во город всё во Киев-от,
Што на ту ли всё на матушку на Неп-реку;
Он бросал в воду якори все булатные,
Как выкинывал сукна заморские,
Сам писал он князю скору грамоту:
— Что отдай, отдай, князь, за меня взамуж племяньницу,
Без бою отдай ты, драки-кроволития.
Не отдашь, князь, за меня да сь чесьти, с радосьти,—
Я боем возьму да ей ведь красну девицу.—
Посылал скоро посла-та он тотарина:
— Как которой-то сосваталсэ на Забавы-то,
Он у мня-то, у царя, да всё пойман-то,
Посажон у мня да в тёмну темницу;
Отобрал я все товары в дань-ту, в пошлину.-
Как пошол посол-тотарьничок;
Как посылал ево да с скорой грамотой:
— Ты отдай-ко эту грамоту князю Владимеру;
Ты немного с ним да розговаривай.
Дай-ко строку ты ему на едну только неделечку.-
Приходит тут всё злой тотарин-от
К широку двору да княженесьскому;
Он не спрашивал у дьверей да всё придверников,
У ворот-то всё да караульшиков,
Он бросал их всех да в сторону;
Безо всякого-то дозволенья пошол в полаты княженесьския.
Он не ксьтит своево лица тотарсково,
Он не кланеитце князю-ту Владимеру,
Говорит грубо таки слова:
— Принимай-ко, князь, у мня да скору грамоту,
Содержи-ко мне ответ скоре.-
Принимал-то скоро князь да эфту грамоту,
Приказал-то он ведь скоро роспечатыватъ,
Приказал князь поскорее грамоту прочитывать,
Вдостали-то он ведь взял да во свои руки,
Прочитал-то он да скору грамоту,
Прочитал – да слезы 'з глаз у его покатилисе:
— Уж ты тотарьничок, да всё тотарин-ты!
Уж вы дайте мне-ка строку на три годичка.-
— Не даю тебе строку на три годичка.-
— Ты ведь дай мне-ка строку на три мясеця.-
— Я даю тебе ведь строку только на одну неделечку.-
— Я тогда отдам свою племянницу за вашего царя неверного.—
Тогда на то тотарин согласилсэ-то,
Как ушол с извесьтиём к царишшу всё неверному.
Как ведь князь Владимер-от сидит задумалсэ;
Говорит-то он своей племяньице:
— У нас нет в живых-то Соловья теперь:
Хоть сидит он, посажон да в тёмной темнице,
Заморят они его да всё ведь з голоду.-
Как ведь день прошол и второй прошол;
Как приходит-то третей-то день,
Вдруг бегут ко князю со изьвесьтием,
Что пришол он, Соловей, из-за синя моря,
Привёз-то он опять товаров разных-то заморьских-то.
Получил-то эту весьть, да князь возрадовалсэ:
— Что постоит теперь Соловей за меня, за князя за Владимера,
Он ведь выручит меня из рук царишша всё неверново.
Только тем теперь я мучаюсь-то –
Не случилось некаково у меня богатыря;
Они уехали-то все да во чисто поле.-
Вдруг идёт-то Соловей-то скоро сам на двор,
Заходил он скоро ко князю ко Владимеру.
Ише тут скакал князь скоро на резвы ноги,
Он здоровалсэ да с Соловьем-то ведь.
— Ты постой-ко, Соловей, за меня, князя Владимера,
Победи-косе царишша всё неверново,
Выручи миня, князя, да из неволюшки.-
Как немного Соловей тут розговаривал,
Поворот держал да скоро вон пошол.
Роскипелось у ево серьцо да богатырьскоё,
Росходились у ево плечи могучия;
Он хватал-то скоро саблю вострую,
Он бежал-то скоро на чёрны-ти тотарски всё на карабли,
Он ведь прирубил всех тотаровей;
Самово-то он царишша Грубиянишша –
У живого глаза выколол;
Сам пошол скоро ко князю со изьвесьтием.
Собирал-то тут ведь князь на радосьти почёстной пир.
После пиру-ту, посьле этово
Отдавал за Соловья племяньницю любимую,
Ише ту ли он Забаву-ту Путятичну.
Сходил Соловей-от со Забавой в божью церьковь-ту;
Принели оне да по злату веньцю.

Былина о Соловье Будимировиче, так же как и о Дунае Ивановиче, принадлежит к эпическому циклу былин о сватовстве, «добывании невесты». Но в ней нет трагических столкновений, конфликтов, рассказ идет о чисто бытовых отношениях, это одна из самых оптимистических былин русского эпоса.

Эта ее особенность уже давно привлекла внимание исследователей, пытавшихся вписать былину в определенный исторический контекст. Наиболее убедительным выглядит «историческое прочтение» А. Я. Лященко, который сравнил приезд в Киев былинного Соловья Будимировича с приездом в Киев и сватовством к дочери Ярослава Мудрого Елизавете шведского королевича Гарольда III. Соловей Будимирович, точно так же, как и королевич, подплывает к Киеву древнейшим путем «из варяг в греки» на двенадцати черных кораблях (в былинах все заморское – черное: черный шатер – у Дуная, черные корабли – у Соловья Будимировича), точно так же поражает киевлян своими заморскими диковинками и песнями. Академик Б. А. Рыбаков, продолжив эту историческую аналогию, пришел к заключению, что былина «Соловей Будимирович» – это единственное сохраненное народной памятью произведение легендарного Вещего Бояна, упоминаемого в «Слове о полку Игореве», который был очевидцем приезда Гарольда III в Киев и сложил об этом свою песню. «Причиной того,— заключает Б. А. Рыбаков,— что из всего многообразного творчества Бояна, воспевшего три поколения русских князей, только одна эта ода уцелела в памяти народной, следует считать ее бытовой характер. В центре внимания здесь не князья как таковые, даже не Соловей, а именно процесс сватовства, обычаи и обряды, связанные со свадьбой, то есть жизненные общечеловеческие дела, одинаково близкие всем слоям населения»

(Цит. по кн.: Древняя Русь. Сказания. Былины. Легенды. М., 1963).

Текст былины «Соловей Будимирович», записанный А. В. Марковым от выдающейся сказительницы Марфы Семеновны Крюковой, публикуется по изданию:

Марков А.В. Беломорские былины, № 65.


1) У его (Соловья) оменной был карабль: нос был по-туриному. (Объяснение сказительницы.)

2) Обгалить – осмеять.