Былины Киевского цикла

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Про Василия Турецкого

Как во той ли то земли да во Турецкоей
У Василия-то было у турецкого,
Пированье-то шло да шел почестен пир.
Говорил тут Василий сын турецкий же –
Уж ты гой еси, Идойдо сын Идойлович,
Уж ты съезди-ко, Идойло, в стольный Киев-град,
Уж ты сватай-ка, Идойло» Анну дочи Путятишну
За меня то есть в законное супружество,–
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— Уж вы гой еси, колдуны да колдуницы же,
Вы сколдуйте-ко Идойлу вы во первый раз,
И какая мне ведь путь будет счастливая,
А счастливая бы путь да несчастливая.—
Околдовали и сказали скоро-наскоро:
Как вперед-то Идойлу путь счастливая,
А назад-то Идойлу несчастливая.
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— Уж вы гой еси, колдуны да колдуницы же,
Вы сколдуйте-ко Идойле мне да во второй раз.–
Околдовали и сказали скоро-наскоро:
Как вперед-то Идойлу путь счастливая,
А назад-то Идойлу несчастливая.
Как садился тут Идойло на черлен кораб,
И поехал тут Идойло да в стольной Киев-град.
Приезжает он-ы да верно в стольной Киев-град.
Еще кладут-то ведь сходни да верно на берег,
Как сходит тут Идойло сам он на берег,
И идет-то он ко князю ко Владимиру.
Как заходит тут Идойло в гридни светлые,
Богу русскому Идойло вот не кланятся,
И челом-то не бьет да он Владимиру.
Говорит тот Идойло таковы слова:
— Уж ты гой еси, Владимир стольно-киевский,
Я не гость-то пришел, да не гостити зашел,
Я пришел-то к тебе да вот-ы за сватовством
Как на Анны-то верно на Путятичны:
Как отдашь-то ли честью – возьмем с радостью,
Не отдашь-то ведь честью – возьмем нёчестью.–
Как запечалился Владимир стольно-киевский,
На одно-то плечо надел он шубочку,
На одно-то ухо надел он шапочку
И пошел ко своей к любимоей племянницы,
Как к Анны-то верно ко Путятичны.
Увидала-то его да вот племянница,
Говорит-то ему да таковы слова:
— Еще три года солнце не каталося.
На четвертый-от год закатилося.–
— Уж ты гей еси, любимая племянница,
Еще Анна ты верно дочь Путятнчва,
Как пряшел-то слуга да непрошеный к нам
От Василня-то сына от турецкого,
Еще сватает тебя Василий он турецкий же.–
Говорила-то ему да дочь Путятична:
— Уж ты ой еси, любимый мой да дядюшка.
Ты сряжай-ко ты да три корабли:
Еще первый-от кораблик свинцу-пороху,
Еще второй-от кораб вина заморского,
Как вина-то заморского, зелья лютого,
Еще третий-от кораблик силы ратноей.
Еще дай-то Добрынюшку Никитича,
Еще дай-ко мне Олешеньку Поповича.—
Как садилася она да на кораблики,
Выходила-то она да в море синее,
Побросали-то они якоря булатные,
Говорит тут ведь Анна дочь Путятична:
— Уж ты гой еси, Олешенька Попович млад,
Ты сними-косе верно шляпку белую,
Поезжай-ко ты к Идойлу на черлен кораб,
Ты скажи-ко Идойлу таковы слова:
«Как у нас-то рули верно не правятся,
Паруса-ти у нас не надуваются,
Как у Анны-то сегодня именинный день,
Еще милости-де просим хлеба кушати».—
Поезжает тут Олеша на черлен кораб,
Говорит тут Олеша таковы слова:
— Уж ты гой еси, Идойло сын Идойлович;
Как у нас-то рули да нонь не правятся,
Паруса-ти у нас не надуваются,
Как у Анны-то сегодня именинный день,
Еще милости-де просим хлеба кушати.–
Как на это Идойло не соглашается.
Как приехал тут Олеша на черлен кораб,
Говорила тут ведь Анна дочь Путятична:
— Уж ты гой еси, Добрынюшка Никитич млад,
Уж ты съезди-ко к Идойлу на черлен кораб,
Ты зови-ко Идойла на честной-от пир.–
Как поехал тут Добрыня на черлен кораб,
Говорит тут Добрынюшка Никитич млад:
— Уж ты гой еси, Идойло сын Идойлович,
Еще милости-де просим к нам хлеба кушати,
Хлеба кушати, вина заморского пробовати.–
Как на это Идойло соглашается.
И спускает тут Идойло шлюпку черную.
И отправился Идойло на черлен кораб.
Как заходит тут Идойло в гридню светлую
И садился-то он верно за стол дубовый же.
Как подносят тут Идойлу чару зелена вина,
Как не малу, не велику – в полтора ведра.
Берет тут Идойло единой рукой,
Как выпивает тут Идойло единым духом.
Как подносят тут Идойлу втору чарочку,
Как не малу, не велику – в полтора ведра,
Полтора-то ведра да зелья лютого.
Говорит тут Идойло сын Идойлович:
— По серёдочке чарочки огонь горит,
По краям-то ведь чарки струйки струятся.–
Как от чары тут Идойло не отказывается.
Как берет-то он чару единой рукой,
Выпивает тут Идойло единым духом.
Как выходит тут Идойло на черлен кораб,
Еще стало тут Идойлушку помётывать,
Еще стало тут Идойлушку посвистывать,
Еще стал тут Идойло за снасточки похватываться.
За какую снастку схватится – снастка порвется.
Говорит тут Олешенъка Попович млад:
— Уж ты гой еси, поганое Издойлище,
Не тобой-то были ведь снасти снащены,
Не тобой-то были деревца ставлены,
Не тебе-то, проклятому, обрывати же.–
Еще стало тут Издойлушку помётывать,
Еще стало его ведь пуще посвистывать.
За каку снастку схватится – снастка порвется.
Говорит тут Добрынюшка Никитич млад:
— Уж ты гой еси, поганое Издойлище,
Не тобою-то были ведь снасти снащены,
Не тобою-то были деревца ставлены.–
Вынимает тут Добрыня саблю вострую,
Отрубает тут Идойле буйну голову.
Как оттуда-то ведь Анна поворот держит,
Поворот-то держит да в стольный Киев-град.

Принято считать, что былинный сюжет о сватовстве Идойлы за племянницу князя Владимира возник гораздо позже других былин на тему сватовства и был создан как своеобразная антитеза былине о Соловье Будимировиче. Записана былина о сватовстве Идойлы действительно позднее «Соловья Будимировича» – уже в начале XX века на берегу Зимнего берега Белого моря, но это вовсе не значит, что у нее не было «эпического предшественника», поскольку сама тема «добывания невесты» являлась одной из наиболее животрепещущих во все времена Киевской и докиевской 'Руси. Именно браками киевские князья, как, впрочем, и любые другие государи в средневековье, укрепляли свой международный престиж и международные связи. Достаточно вспомнить, что среди жен Владимира Святославовича была «чехиня», «болгарыня» и греческая царевна Анна, его сын Ярослав Мудрый женился на дочери шведского короля, дочерей выдал за королей и королевичей норвежского, французского, венгерского, а сыновей породнил с греческим, саксонским и польским царствующими домами. Так было и с внуками, и с правнуками, и с праправнуками Владимира.

Так что былины о сватовстве отразили ситуацию вполне типическую для многих веков русской истории. Былина о сватовстве Идойлища дополняет эту картину. Ведь князьям русским приходилось родниться не только с европейскими и византийскими государями, но и с половецкими, а позднее с татарскими ханами. Женихи приезжали не только желанные, но и всевозможные идойлища, от которых приходилось спасать невест.

Былина «Идойло сватает племянницу князя Владимира» («Про Василия Турецкого») записана в 1956 году на нижней Печоре от Т.С. Кузьминой. Публикуется по изданию:

Былины Печоры и Зимнего берега Белого моря, № 83.