Героические былины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Калика-богатырь

А й с-под ельничку с-под березничку,
Из-под часта молодого орешничку,
Выходила калика перехожая,
Перехожая калика переезжая.
У калики костыль дорог рыбий зуб,
Дорог рыбей зуб да в девяносто пуд.
О костыль калика подпирается,
Высоко калика поднимается,
Как повыше лесу да стоячаго,
А пониже облачка ходячаго,
Опустилася калика на тыи поля,
На тыи поля на широкия,
На тыи лужка на зеленыи,
А й о матушку ль о Почай-реку.
Тут стоит ли силушка несметная,
А несметна сила неповерная,
В три часа серу волку да ни обскакати,
В три часу ясну соколу да не облётети.
Осерёдь-то силы той невернои,
Сидит Турченко да богатырченко.
Он хватил Турку да за желты кудри,
Опустил Турку да о сыру землю.
Говорит калика таково слово:
– Скажи, Турченко да богатырченко!
Много ль вашей силы соскопилосе,
Куда эта сила снарядиласе? -
Отвечает Турченко да богатырченко:
– Я бы рад сказать, да не могу стерпеть,
Не могу стерпеть, да голова болит,
А й уста мои да запечалились,
Е сорок царей, сорок царевичев,
Сорок королей да королевичев.
Как у кажнаго царя-царевича,
А й у короля да королевича,
А й по три тмы силы, по три тысячи.
Снарядиласе уж силушка под Киев-град,
Хочут Киев-град да головней катить,
Добрых молодцов ставить ширинками1),
А й добрых коней да табунами гнать,
А й живот со града вон телегамы.–
О костыль калика подпирается,
Высоко ль калика поднимается,
А й повыше лесу стоячаго,
А й пониже облачка ходячаго.
Поскакала каликушка ко городу,
А й ко славному ко городу ко Киеву,
Она в город шла да не воротамы,
Она прямо через стену городовую,
Нечто лучшу башню наугольнюю.
Становилася калика середь города,
Закричала калика во всю голову,
С теремов вершиночки посыпались,
Ай околенки да повалялисе,
На столах питья да поплескалисе.
Выходил Олешенька поповский сын,
Берет палицу булатнюю,
Не грузную палицу, да в девяносто пуд,
Он бьет калику по головушки,
Каликушка стоит не стряхнется,
Его жёлты кудри не сворохнутся.
Выходил Добрынюшка Микитинич,
Как берет Добрынюшка черлёный вяз,
Не грузныя вяз, да в девяносто пуд,
Он бьет калику по головушки,
Каликушка стоит не стряхнется,
Его жёлты кудри не сворохнутся.
Выходил казак Илья Муромец,
Говорит казак таково слово:
– Уж вы, глупы русскии богатыри!
Пошто бьете калику по головушки?
Еще наб у калики вистей спрашивать:
Куды шла калика, а что видела? –
Говорит калика таково слово:
– Уж я шла, калика, по тыим полям,
По тыим полям по широкиим,
По тыим лужкам по зелёныим,
А й о матушку ли о Почай-реку.
Уж я видела тут силушку великую
В три часу волку не обскакати,
В три часу ясну соколу не облётети.
Осёредки силы великий
Сидит Турченко-богатырченко.
Я хватил Турку за желты кудри,
Опущал Турку о сыру землю.
Скажи, Турченко-богатырченко:
Много ль вашой силы соскопилосе,
Куда эта сила снарядиласе?
Уж бы рад сказать, да не могу стерпеть,
Не могу стерпеть, да голова болит,
А й уста мои да запечалились.–
Говорит казак таково слово:
– Ай калика перехожая!
А идёшь ли с нами во товарищи,
Ко тыи силы ко великии? -
Отвечает калика перехожая
Старому казаку Илью Муромцу:
– Я иду со вами во товарищи.-
Садились богатыри на добрых конях:
Во-первых, казак Илья Муромец,
Bo-других, Добрынюшка Микитинич.
Оны с города ехали да не воротамы,
Прямо через стену городовую,
Нечто лучшу башню наугольнюю.
А й каликушка не осталасе,
О костыль она да подпираласе,
А скочила стену городовую.
Поезжат казак Илья Муромец
Во тую ли силу в великую,
Во тую ли силу правой рукой,
Добрыня Микитич левой рукой,
Калика шла серёдочкой.
Стал он своею дубиною помахивать,
Как куды махнул,
Дак пала улица,
Отмахивал – переулочок,
Прибили всю силу неверному.
Обращались к славному городу,
Ко тому ли городу ко Киеву,
Скакали через стену городовую,
Отдавали честь князю Владимиру:
– Мы прибили силу всю неверную.

Былина о Калике-богатыре относится к числу редких, известно всего лишь несколько ее записей, хотя сами калики перехожие – постоянные действующие лица русского эпоса. Большой популярностью пользовалась былина, созданная каликами и прославлявшая калик – «Сорок калик со каликою». В калик обычно переодевались русские богатыри, чтобы оказаться неузнанными; именно калики исцеляют и наделяют силой Илью Муромца; с каликой Иванищем Илья Муромец встречается по пути в Царь-от град («Илья Муромец и Идолище»). Калики всюду выступают традиционными вестниками: они сообщают о приближении врага, но сами в сражениях не участвуют (за что Илья Муромец и укоряет калику Иванище). И только в былине «Калика-богатырь» калика вступает в бой с вражьей силой вместе с Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем. Более того, он «заменяет» Алешу Поповича в знаменитой былинной «троице». Илья Муромец, как красочно описывается в былине, наезжает на вражью силу правой рукой, Добрыня Никитич – левой рукой (вспомним полк «правой» и «левой» руки в сражении на Куликовом поле!), а калика, это подчеркивается, шла серёдочкой. Таким образом, он не просто вместе, а в середине, в центре былинной «троицы». Перед нами совершенно явное стремление (по всей видимости, самих же калик, это и своеобразный ответ на упрек Ильи Муромца) создать героический образ Калики-богатыря, поставить его в один ряд с главными героями русского богатырского эпоса.

Вариант сказителя Трофима Суханова, записанный А. Ф. Гильфердингом 6 августа 1871 года на Водлозере, принадлежит к числу лучших. Текст публикуется по изданию:

Гильфердинг А.Ф. Онежские былины. 4-е изд., т. 3, № 207.


1) Ширинка – обычно полотенце, но в данном случае в значении шеренги, ряда