Апокрифические былины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Соломан и Василий Окулович

Во славном во городе во Туисе,
У ласкового князя у Владимира,
Было пированье-столованье,
Стол шел полустолом,
Пир шел полупиром,
А Рахлинско царство полуцарствием.
Собиралося народу сорок царей со царицами,
Сорок королей с королицами,
Туто все было богатыри могучие.
Собиралися на думу на великую,
Собиралися они, принапивалися,
Принапивалися, стали пьянёшеньки.
Один молодец по застолу ходит.
Все молодцы да призахвастались.
Умный хвастат да старым отцом да старой матерью,
Безумный-то хвастат да молодой женой,
Новой хвастат молодой силой,
Новой хвастат своей смёточкой,
Иной хвастат своей храбростью,
А иной хвастат золотой казной.
Один молодец по полу похадаиват,
Таку речь да выговариват:
– Все вы молодцы поженены,
Белы лебеди замуж повыданы,
Я один, молодец, только холост хожу,
Я холост сижу да не женат живу.
Нада мне молода жена,
Чтобы статным-статна да полновозрастна,
Волосой-косой она завесиста,
Чтобы сквозь рубашку тело виделось,
Сквозь тело да кости виделись,
Сквозь кости да мозги виделись,
Из кости в кость да мозг переливаетца,
Скопной жемчуг да пересыпаетца.–
Говорит-то Поташенька:
– За тем морем, морем синим,
У того царя предмудрого
Есть жена, право, хорошая,
Она статным-статна да полновозрастна,
Волосой, русой косой завесиста.–
Говорит-то да добрый молодец:
– Если, говорит, того дело,
Можно ли у живого мужа жену отнять? –
Поехал он за синё море торговать к царю Соломану.
Приехали они к царю Соломану,
Царя Соломана дома не случилося,
Уехал он во чисто поле.
Стали звать княгиню на корабль в гости:
– Поедем, княгиня, на корабль в гости к нам.-
Она взяла девушку-чернавушку, куфарочку свою.
На корабль пришли да стали вино пить.
Стали посылать эту девушку-чернавушку домой вскоре:
– Никуды не ходи, никому не сказывай –
Куплю тебе ленту в пятьсот рублей.
Дешева кажетца – куплю за тысячу.-
Она пошла, они отвалили домой.
Соломан-царь пришел домой,
Дома жены не случилося.
Стал поезжать за то море синее.
Говорит отец Соломану-царю:
– Насидишься ты под бабьей ..... .
Дам я тебе тридцать три богатыря с собой.–
Пошел Соломан-царь за женой,
Приехал ко синю морю.
Васиньки Поповича дома не случилося.
– Гой еси, моя молода жена,
Пойдем домой да скоро-наскоро.–
Говорит она царю Соломану:
– У вас житьё тяжёлое:
Утрях встают – долго моются,
Утрях встают – долго богу молятца,
А здесь-то житьё лёгкое:
Утрях станут – рожу не моютца,
Не моютца, богу не молятца.-
Говорит у ней царь Соломан премудрый:
– Гой еси, молода жена,
Как придет Васенька, куда я деваюся? -
Она распорола перину пуховую. –
Вот, говорит, этто.–
Сама села. Говорит она:
– Уж ты гой еси, Васенька Окулович,
Как бы был-то Соломан-царь,
Что ты над ним сделал? -
– Я бы им отсёк буйну голову.
Она и развернула перину: –
Вот это он будет! –
Говорит Соломан-царь:
– Уж ты гой еси, Васенька Окулович,
Не казнят царей, да больше вешают,
Делают рели превысокие,
Вешают три петёлки шелковые,
Перва петёлка – шелковая,
Втора петёлка – пеньковая,
Третья петёлка – липковая.-
Повели Соломана – царя премудрого вешать.
Говорит-то Соломан – царь премудрой:
– Уж ты гой еси, Васенька Окулович,
Дай мне поиграть да во турий рог,
Во турий рог да во первой након,
Проститьца мне да с гусьми-лебеди,
Проститьца мне да со белым светом,
Расстатьца мне да с добрыма людьми.–
Вот он играть стал во турий рог, плясал.
Все смотрят, радуются.
Шли, шли, шли.
Он опять стал проситьца:
– Дай мне поиграть во турий рог
Дай во второй након,–
Проститьца мне да с гусьми-лебеди,
Серы-маленьки утёнышки.-
Стал играть опеть. Все в народе скачут, пляшут.
Пришли к рельям.
Опеть стал проситьца:
– Дай мне поигратьца во турий рог
Да во третей након.-
Говорит-то Васенька Окулович:
– Что это звучит-громит да мать сыра-земля? -
– Летят да гуси-лебеди,
Серы да маленьки утёныши прощатьца со мной.–
Говорит Соломан, царь премудрой:
– Ой вы гой еси, люди православные,
У кого есть стары отцы,
Стары отцы да стары матери,
Кого растить есть да дети малые,
Подьте скорей домой:
Моя смерть будет страховитая,
Страховитая да боязливая.-
На первой-то стал играть во три раза.
Так играл, те хоромы рассыпалися,
Новы-то хоромы приклонилися.
Тут прилетели гуси-лебеди:
Во-первых-то, бежит стар казак да Илья Муромец,
Во-вторых – Семен да Леховитый блад,
Во-третьих, бежит Олешенька Попович блад,
Тут всех по имени не вычиташь.
Пехнули Васеньку во петелку шелковую,
Молоду жену в петелку пеньковую,
А Поташеньку хромого в петелку липковую.
Таковы слова да говорили им:
– Два милых вместе и сводник тут.–
Вот они тут и стали и всех убили.

Былинную форму могли принимать не только древнейшие языческие мифы, народные легенды, сказки, предания, но и чисто «книжные» сюжеты, почерпнутые, как правило, из средневековой апокрифической литературы. Так возникло большинство духовных стихов: про Анику-воина, «Голубиная книга», «Сон богородицы», «Михаил Архангел» и многие другие. Один из таких апокрифов – «Сказание о царе Соломоне и его неверной жене Соломаниде» – лег в основу былины «Соломан и Василий Оку-лович». «Это,– подчеркивает А.М. Астахова,– довольно обычный путь сложения былин-новелл на основе прозаических рассказов полукнижного, полународного характера, ходивших в устной передаче. При этом все исследователи отмечают превосходство народных былин о Соломане над их предполагаемыми источниками».

Публикуемый текст записан в 1942 году на Средней Печоре от А.А. Шишиловой. (Былины Печоры и Зимнего берега Белого моря, № 16).