Апокрифические былины

 

Докиевские

Святогор и Илья Муромец
Погребение Святогора
Святогор и тяга земная
Фрагменты о Святогоре
Вольга
Вольга и Микула Селянинович

Киевские

Илья Муромец
Добрыня Никитич
Алеша Попович
Дунай
Соловей Будимирович
Дюк Степанович
Чурила Пленкович
Иван Гостиный сын
Иван Гостиный сын (Мать продает своего сына)
Данило Ловчанин
Ставр Годинович
Иван Годинович
Глеб Володьевич
Про Василия Турецкого
Хотен Блудович
Сорок калик со каликою

Новогорoдские

Садко
Василий Буслаев и мужики Новгородские
Василий Буслаев молиться ездил

Героические

Князь Роман и Марья Юрьевна
Ванька Удовкин сын
Суровен Суздалец
Сухман
Королевичи из Крякова
Братья Дородовичи
Данило Игнатьевич
Ермак и Калин-царь
Михайло Петрович (Козарин)
Калика-богатырь
Авдотья Рязаночка
Камское побоище
Богатырское слово
Василий Игнатьевич

Духовные
(апокрифы)

Соломан и Василий Окулович
Оника-воин
Егорий Храбрый
Рахта Рагнозерский

Скоморошины

Щелкан Дудентьевич
Кострюк
Терентий-муж
Агафонушка
Усишша
Вавило и скоморохи
Илья Муромец и Издолище
Небылица про льдину
Небылица про щуку из Белого озера

Рахта Рагнозерский

Проезжал борец было неверныи,
Много городов прошел,
Много он борцов повалил,
Иныих он до смерти убил.
Приезжав он в Москву да белокаменну,
Сам же князю похваляется:
– Ай же, князь ты московский!
Дай мне нуньчу поединщичка.
Ты не дадешь нам да поединщичка –
Я вашею Москву да всю огнём прижгу. -
Много находилоси младых борьцов,
А никто не может с ним да супротивиться,
А и борец против его да не находится.
Из той же из-под северной сторонушки
А стоят же мужики да балахонники,
А и самы оны да испроговорят:
– Кабы наш-то же да Рахта рагнозерскии,
Этого борьца он бы нунь в кучку склал.-
Подходит человек да незнакомый,
У тых же мужиков он да спрашиват:
– Вы откуда, мужички да балахонники,
А какой же у вас Рахта рагнозерскии? –
Отвечали мужики да балахонники:
– Наш бы Рахта рагнозерскии
Этого борьца да он бы в кучку склал.-
Подхватили мужиков да балахонников
А держали их-то в крепости,
Отправляли тут скоро гонца
В ту деревню Рагнозерскую,
За тым Рахтой рагнозерскиим.
Приезжает тут гонец было московский,
В ту деревню Рагнозерскую.
Не случилось было Рахты дома ли,
При тоем гонци да при московскоем,
Находился Рахта в лисях е1).
Спрашиват гонец было московский:
– Этта ль есть да Рахта рагнозерскии? –
Отвечает тут ему да было женщина:
– Тут живет же Рахта рагнозерскии.
Ты откудова, удалый добрый молодец? -
– Я из той Москвы да белокаменный,
Тот гонец да было скорый
А за тем было за Рахтой рагнозерскиим,
Требует тут было князь московский
С тым борьцем да поборотися,
А с неверныим поратиться.–
Отвечает ему женщина:
– Ай же ты, гонец было московский!
Как из лесу приде Рахта рагнозерскии,
Не серди ты-тко его голоднаго,
А и голоднаго его да холоднаго.
Дай ему волю хлеба нунь покушати,
А тожно ты его да нуньчу спрашивай.-
Тут приходит с лесу Рахта рагнозерскии.
Зготовляет обед да ему женщина,
Он же сел тут хлеба кушати,
А поел же тут нунь Рахта рагнозерскии.
Ты ставае да гонец было московский
А и ему же тут нунь поклоняется:
– Ты есть нуньчу Рахта рагнозерскии?
Требует тя князь нуньчу московский
С тым борьцом да поборотиться,
Что ль с неверныим да попытатися.-
– Отправляйся-ко, гонец да ты московский,
Нунь в Москву свою да белокаменну.
Я послушаю нунь князя да московскаго
А прибуду я в Москву да на борение,
Да прибуду нунь попрежде вас.
А прибуду буде раньше вас,
Гди искать мне князя да московскаго? -
– Ты прибудешь нунь в Москву да белокаменну,
Спросишь же ты князя там московскаго,
Там тебе-ка-ва покажут ли.-
А и гонец в Москву да отправляется;
Рахта тут на лыжи было ставится,
Что ли Рахта тут в Москву да отправляется,
Да попрежде тут гонца в Москву он ставится.
Отыскал же тут он князя да московскаго,
А кормили тут его да было досыти,
А поили тут его да было допьяна.
Тот гонец в Москву было прискакивал,
А про Рахту он у князя было спрашивал.
Отвечав тут да князь было московский:
– Здесь-ко Рахта что ль в Москвы да объявляется,
Именем своим да Рахта называется.-
Говорит гонец было московский
Что ли князю да московскому:
– Ты держи-тко его сутки да голоднаго,
Тожно ты спусти к борьцу да на борение
А к неверному на показание.-
Выдержали сутки да голоднаго
А спустили тут его да на борение.
Говорит тут Рахта рагнозерскии:
– Я бороться князь да нунечу не знаю ли,
Я поратиться с борьцом да не умею ли,-
Да привычка нунь у нас да была женская.-
Как ухватит он борьца за плеча ли
Да топнет тут борьца да о кирпичен мост,
Сбил его всего да в кучку вдруг.
– Ай же ты, да Рахта рагнозерскии,
Чим тебя да нунечу пожертвовать? -
– Ничего мне, князь, не надобно,–
Дай-ко мне-ка бласловеньицо,
Что ль на нашем было на озерушке
Не ловили да мелкою там рыбушки
А без нашего да дозволеньица. -
Дал ему да князь было московский,
Дал ему да князь тут дозволеньицо,
Чтоб не ловили без его благословленьица.

Былины вполне могли быть своеобразными «распетыми» легендами или же сказками, лубочными повестями. Еще один источник образования поздних былин, возникавших в XVII-XIX веках,– народные местные предания.

Одной из таких былин-легенд является «Рахта Рагнозерский», бытовавшая в Пудожском крае, где находится Рагнозеро, озеро – особое, заповедное, сам великий князь московский запретил ловить мелкою там рыбушку.

Былина известна в двух вариантах. В первом Рахта Рагнозерский изображается охотником, о необычайной силе которого узнает Иван Грозный. Рахту приглашают в Москву, где он побивает всех княжеских богатырей или же (как в других вариантах) подступившего к Москве врага-насильника. Возвращаясь домой, он просит Ивана Грозного сделать заповедным Рагнозеро (такие особые, неприкосновенные, охраняемые заповедью леса и озера издревле существовали на Руси). Но есть другой вариант сюжета, развивающий тему неверной жены. В этом случае озеро является источником необыкновенной силы Рахты. Жена Рахты выведывает тайну его силы и сообщает любовнику – атаману разбойников, которому только таким образом удается связать Рахту. Но сын Рахты перерезает веревки. Искупавшись в озере, Рахта снова набирает силу и расправляется с женой и разбойником.

Публикуемый в сборнике текст первого варианта сюжета записан А.Ф. Гильфердингом от пудожского крестьянина П.Л. Калинина (Онежские былины. 4-е изд., т. 1, № 11).


1) В лисях – В лесах.